Поиск по сайту:


 Locations of visitors to this page



Боги мыслились не только создателями людей, но и двигателями прогресса, творцами культуры. Миф в форме спора между зерном и овцой выражает конфликт между земледельцами, ведущими оседлую жизнь, и кочевниками-скотоводами. Разумеется, боги Месопотамии на стороне Зерна и отдают ему две доли из трех, приходящихся на хозяйственную деятельность. Подобные споры-диалоги характерны для шумерской мифологии, как это показывают сюжеты «Мотыга и Плуг», «Лето и Зима», «Серебро и медь», «Дерево и тростник», «Птица и рыба».

Было время, когда люди голыми по земле бродили и траву ртами щипали, как овцы, ибо пустовала Гора Небес и Земли, Анн еще не сотворил Аннунаков. Тогда не было и зерна, и Утту-ткачихи не было, ибо не было и овцы. Видя это, обратился Энки к Энлшпо:

— Отче! Дай человечеству силу для поддержания жизни.

И опустил Энлиль на землю Зерно и Овцу, приказав отделить их друг от друга. Овце дали луг, изобилующий травами, и огородили его загоном. Для Зерна создали поле и поместили на нем плуг, ярмо и упряжку.

И зажили Зерно и Овца, не мешая друг другу. Зерно взрастало в своей борозде, наливаясь влагой небес, наполняя житницы своим потомством. И жирела Овца на своем лугу. Из шерсти ее вытягивались нити, которые Утгу ткачиха превращала в одеяния.

И радовались на Горе Небес и Земли АН и Энлиль своим творениям.

Зерно же и Овца затеяли ссору:

— Не гордись, сестра, дарами своими, ибо не ты, а я героям силу даю. Не ты, а я — царских дворцов нутро. И пастух, что тебя пасет, сыт мной, не тобой. Что ж ты молчишь, Овца? Признай превосходство мое.

И отвечает Овца Зерну:

— Это меня, Зерно, Энлиль, владыка небес, с горы своей опустил, нити, что Утту ткет, взяты не от тебя. Я — пропитанье мужей, бурдюк с прохладной водой, ноги мужей я берегу от песка и раскаленных камней, сладкое масло я, меня воскуряют богам, в моем одеянии царь судит на троне своем, я облачаю жреца, когда он идет к алтарю. Можешь ли ты, Зерно, в этом сравниться со мной? Что ж ты молчишь, Зерно? Где твое хвастовство?

И сказало Зерно Овце:

— Когда поставят на стол пиво, мой дар хмельной, и вынут из печи хлебец, будет тебе конец. Слышишь, как точат ножи? В вечных бегах твоя жизнь. Гонят палкой тебя с поля, где я расту. Ветер, что рвется с высот, твой разрушает хлев, мне же он нипочем.

— Но я ухожу, — отвечает Овца Зерну. — Тебя ж и потомство твое вяжут, как взятых в плен, и, притащив на гумно, ншисами насмерть бьют и превращают в пыль. Сутью твоей.

Зерно, до краев заполняют квашню и зажигают печь и ставят тебя в огонь. Не украшаешь ты стол, а служишь сидящим за ним пищей так же, как я.

Зерно и Овца продолжали свой спор, но боги от него свой слух отвратили.

— Отче Энлиль! — Энки произнес. — Пусть Овца и Зерно вместе ходят по миру! Доли три серебра их упрочат союз. Но две из них Зерну отдаются. Пусть склонится Овца пред Зерном, да и остальные все преклонят колени, и пусть тот, кто серебром владеет, кто имеет быков и овец, в воротах у того, кто зерно сохраняет, пусть постоит.

Так по вле Энки закончился спор между Овцой и Зерном.





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404