Поиск по сайту:


 Locations of visitors to this page



Библейские сказания

О ЮНОШЕ, ИСКАВШЕМ ОСЛИЦ И ОТЫСКАВШЕМ ЦАРСКУЮ ВЛАСТЬ

Поет петух живым. А я, пророк, Иду к теням, бросая все, что мило. Мой нелюдимый иудейский бог, Зачем меня назвали Самуилом?

Образ Саула — юноши с крепким телом, но застенчивого, покорного своему отцу, ровного в обращении даже с рабом — контрастирует с образом Саула — грозного царя. И это убедительно показывает читателям еще один порок монархии: сам носитель царской власти становится ее жертвой, превращается в тирана, каким бы он ни был простым и добродушным человеком в частной жизни до рокового принятия власти.

Жил в эти времена вениаминитянин Кис, сын Авиела, человек зажиточный. Однажды раб Киса, отправленный на луг, где паслись ослицы Киса, их там не нашел. И призвал к себе Кис сына своего, и сказал ему:

— Возьми с собою раба и поищи ослиц.

Сына Киса звали Саулом. Был он молод и красив. Не было во всем Израиле юноши, который мог бы соперничать с ним ростом и шириною плеч. Отправился Саул на поиски отцовских ослиц вместе с рабом. Перешли они горы Ефраима, прошли всю страну Салиса и всю страну Вениамина, но ослиц не отыскали. Когда же они были в местности Цуф, сказал Саул рабу, который был при нем:

— Послушай! Давай вернемся. Может быть, отец перестал и думать об ослицах, а беспокоится о нас.

Раб же возразил Саулу:

— Здесь имеется город, в котором обитает божий человек. Все, что ни скажет он, сбывается. Пойдем к нему. Возможно, он знает, где искать ослиц, куда идти.

— Испытаем этого человека, — согласился Саул. — Но в наших торбах давно кончился хлеб, и нет подарка, чтобы принести этому божьему человеку.

— У меня есть четверть серебряного сикля, — ответил раб. — Отдадим его провидцу.

И пошли они в город, где был божий человек. Поднимаясь на холм, где раскинулся город, они встретили девиц, спускавшихся за водой, и спросили их:

— Есть ли здесь провидец?

— Есть, — ответили девицы. — Только поторопитесь. Ведь он пришел в город лишь сегодня, поскольку народ приносит жертвы на высотах. Вы застанете этого человека, если поспешите.

В городских воротах путники увидели мужа в возрасте и спросили:

— Скажи, пожалуйста, где здесь остановился провидец?

— Провидец — это я! — представился незнакомец. — Идемте со мною на высоту, а потом возвратимся в город отобедать. Об ослицах отца и господина, что пропали три дня назад, не беспокойтесь.

Саул, переглянувшись с рабом, подумал: «Откуда ему известно об ослицах?»

— Что же ты стоишь? — проговорил провидец.

— Видишь ли, — замялся Саул. — Я происхожу из самого маленького племени, к тому же из семьи пахаря, да и сам я пахарь. Видишь мои руки?

Он протянул провидцу ладони в мозолях.

Но провидец не хотел ничего слышать. Он взял за руку Саула и повел его. Раб же пошел за ними.

И вот они в хоромах. За длинным столом сидят тридцать человек1. Два почетных места свободны.

— Это ваши места! — сказал провидец, обращаясь к Саулу и его рабу.

Когда же они сели, провидец дал знак повару, чтобы он принес баранью ногу.

— Это припасено вам, гости из колена Вениаминова, — сказал провидец. — Окажите честь нашему городу.

И еще раз переглянулся Саул с рабом, ничего не понимая в происходящем.

Не знал Саул, что за день до его прихода Яхве сообщил Самуилу:

— Завтра я пришлю к тебе человека из земли Вениаминовен, и помажешь ты его царем над народом моим. И спасет он мой народ от филистимлян, ибо вопль народа достиг моих ушей.

Не мог знать Саул и того, что еще до его обращения к провидцу с вопросом Яхве указал на него Самуилу, сказав, что это и есть тот человек, о котором он говорил.

Дождавшись конца трапезы, провидец пригласил Саула на кровлю и сказал ему:

— Имя мое Самуил. Я судья в этой стране. Несколько дней назад ко мне явились старейшины Израиля с просьбой назначить им царя. Бог распорядился, чтобы я послушал голос народа. А сегодня он послал меня встретить человека, который должен быть царем и спасти наш народ от филистимлян. Этот человек — ты.

Наутро пошел Самуил проводить Саула и, когда они подходили к городским воротам, повелел ему пропустить вперед раба своего и остановиться. И вылил он на голову юноши елей из сосуда, говоря:

— Этим помазал тебя Господь на царство над всем Израилем.

Саул растерялся, не зная, куда девать свои руки и что сказать. Но словно не замечая его замешательства, Самуил продолжал:

— Когда достигнешь границы земли Вениаминовой, у гробницы Рахили ты встретишь двух человек, и они тебе скажут об ослицах отца твоего. А когда дойдешь до дубравы Тавара, встретят тебя трое идущих к Богу в Бетэл. Три козленка будут на плечах у одного из них, три хлеба — в руках у другого, мех с вином за спиной — у третьего. И два хлеба дадут они тебе. А когда ты, продолжая путь, придешь на холм Божий, где стоит стража филистимская, перед городскими воротами встретишь толпу пророков с тимпанами и гуслями. И услышишь ты, как они пророчествуют, и сойдет на тебя Дух Божий, и начнешь ты пророчествовать вместе с ними, и станешь иным человеком. И когда сбудутся эти три знамения, ты поймешь, что с тобою Бог. И поспеши тогда в Гилгал, чтобы прибыть туда раньше меня, и жди меня там семь дней, пока не приду я к тебе и не скажу, что должен делать ты дальше.

Так и случилось, как сказал Самуил. У могилы Рахили путников встретили двое. Это были люди, посланные Ки-сом объявить, что ослицы нашлись и отец ждет не дождется сына. И тех троих, что шли в Бетэл, увидели они у рощи Фаворской и получили от них два хлеба. А когда, приближаясь к Божьей горе, Саул увидел идущих навстречу босых пророков с гуслями и тимпанами, исполнение предсказаний Самуила произвело на него такое впечатление, что он запел, чего раньше за ним не замечалось, и, сбросив сандалии, присоединился к ним, и стал приплясывать, выкрикивая бессвязные слова.

Прохожие, узнав в плясуне сына Киса, очень удивлялись и спрашивали у раба:

— Что это с ним? Уже и Саул среди пророков?

— Ничего особенного, — ответил раб. — Мы с ним искали ослиц, и провидец, которого встретили, что-то пролил ему на голову. С тех пор он сам не свой.

Придя в себя, Саул оставил пророков и зашагал домой. Дома же он не рассказал ни отцу, ни кому другому, что помазан в цари.

Некоторое время спустя пришло ко всем старейшинам распоряжение от Самуила явиться всему народу в Масси-фу. Туда и пришли все двенадцать колен.

И сказал Самуил сынам Израилевым:

— Вот вы отвергли Бога вашего, который вывел вас из Египта и избавил вас от недругов ваших. Вы сказали ему: «Царя поставь над нами». Теперь предстаньте перед Господом по коленам вашим и племенам.

И одно за другим подходили колена Израилевы к Самуилу, пока не указал он на колено Вениаминово. И проходили мимо Самуила племена, входившие в это колено, а он пристально всматривался, пытаясь отыскать Саула.

— Кого ты ищешь, отче? — спросил кто-то из проходящих.

— Самого высокого из вас, Саула, — ответил Самуил.

— Да он в обозе! — объяснили Самуилу люди Вениамина.

— Приведите его! — приказал старец.

Когда подвели Саула, он и впрямь был выше всех остальных на голову.

— Вот ваш царь! — объявил Самуил. — Царь, избранный Господом и мною помазанный от его имени. Нет во всем народе ему подобного.

— Да живет царь! — раздались крики.

Но были и такие, которые пожимали плечами, говоря:

— Откуда взялся такой царь на нашу голову? Ему ли спасать нас?

Показав народу царя, Самуил объявил права царствующего, записанные им до того в книгу, и отпустил народ по домам своим.

1 Тридцать гостей в собрании, встретившем будущего царя, отражают тридцатичастное деление, свойственное государственным образованиям Древнего Востока. Вспомним хеттский миф о рождении царицей Канеса тридцати отпрысков. В Ветхом завете рассказывается о некоем Иаире, судье из Галаада; «У него было тридцать сыновей, ездивших на тридцати молодых ослах, и тридцать городов было у них». Вергилий в «Энеиде» описывает, как Энею, выходцу из Малой Азии, высадившемуся в Италии, дано было знамение — белая свинья, принесшая тридцать поросят, как бы предвещавших тридцать будущих городов. Видимо, число 30 считалось угодным богам, поскольку и месяц состоял из 30 дней.

 





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404