Поиск по сайту:


 Locations of visitors to this page



Библейские сказания

БЕГСТВО И ПРИМИРЕНИЕ

Рассказом о бегстве Иакова из Харана и его примирении сначала с тестем, затем с братом завершаются приключения Иакова на чужбине. В ходе странствий Иаков вступает в борьбу с Богом, дающим ему новое имя — Израиль. И хотя на основании предшествующих и последующих глав можно заключить, что библейский автор заставляет героя бороться с самим Элохимом, против этого вывода говорит то, что Элохим не мог вступить в борьбу с простым смертным и тем более оказаться слабее его. Разгадку дает место схватки — берег реки. Очевидно, бог, не пожелав^ ший назвать своего имени, — это божество реки, вступающее в схватку с каждым, кто собирается ее перейти. О таких речных богах, сражающихся с героями, известно из греческих мифов.

Видя недовольство Лавана и его сыновей и опасаясь за свое имущество, Иаков решил бежать. Вызвал он в поле Рахиль и Лию, будто к скоту, а на самом деле чтобы переговорить с ними.

— Вы сами знаете, — обратился он к женам, — что я служил отцу вашему всеми силами, а он лишал меня заработанного. Но Бог вступился за меня. Отнял Бог скот у отца вашего и отдал мне. Этот же Бог внушил мне, что пора возвращаться на родину. Что вы думаете об этом?

— Как сказал тебе твой Бог, так и делай! — ответили Лия и Рахиль. — Богатство, которое отнял Бог у отца нашего, — наше и детей наших.

И посадил Иаков жен и детей своих на верблюдов, взял с собой скот и все богатство свое, что приобрел, и отправился в землю Ханаан к отцу своему Исааку.

Рахиль же, когда Лаван пошел стричь овец, взяла отцовских богов1.

И ушли они, и перешли через реку, направляясь к горе Галаад. Только на третий день Лаван хватился беглецов и, собрав свою родню, отправился в погоню. Через семь дней нагнал Лаван Иакова.

И вошел он в шатер Иакова, и обратился к нему:

— Зачем ты ушел тайком? Зачем укрылся от меня? Я бы проводил тебя с весельем и музыкой, с тимпанами и гуслями. Ты не дал мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих. Но пусть ты ушел! Зачем ты еще похитил богов моих?

— Я боялся, что ты не отпустишь дочерей своих, — ответил Иаков. — Богов же твоих я не брал. Обыщи шатры и убедись в этом сам.

Обыскал Лаван шатры и не нашел своих божков. Не нашел он их и в поклаже. Божки были спрятаны Рахилью под верблюжьим седлом. С верблюда же она не сошла, сказавшись больной.

Когда пришел Лаван к Иакову с пустыми руками, тот дал волю гневу.

— Мало того, — кричал он, — что я работал на тебя двадцать лет и не ел баранов твоего стада, и даже от животных, растерзанных зверем, убыток брал на себя! Мало того, что днем страдал от жары, а ночью от стужи, что сон бежал от моих глаз! Ты еще обвиняешь меня в воровстве!

— Все, что есть у тебя, это мое, — ответил Лаван. — Но пусть это будет и твоим. На этом заключим союз и разойдемся.

И взял Иаков камень, и поставил его, как рубеж. И родственники, пришедшие с Лаваном, набрали камней и стали бросать на тот камень. Вырос холм.

И сказал Лаван Иакову:

— Холм этот — свидетель, что ни я не перейду к тебе за него, ни ты ко мне.

И заколол Иаков жертву на холме, и позвал родичей своих есть хлеб. Поев хлеб, они переночевали на холме.

Вскоре после этого послал Иаков гонцов к Исаву сказать, что возвращается с женами, детьми и имуществом, чтобы приобрести благоволение брата своего.

Вскоре гонцы вернулись, сообщив, что Исав идет навстречу с четырьмя сотнями вооруженных людей. Испутавшись, обратился Иаков к Богу с мольбой защитить его от гнева брата и напомнил, что обещал он ему возвращение на родину и потомство неисчислимое, как песок морской.

Под вечер отвел Иаков обеих жен, и обеих наложниц своих, и одиннадцать сыновей своих через полувысохший поток и остался один. Во мраке к нему приблизился некто и схватил его за плечо. Иаков не уступал ему, и тот, видя, что не может одолеть, коснулся рукой бедра его. Почувствовал Иаков нестерпимую боль, но все равно не отпустил незнакомца. Тот же попросил:

— Отпусти меня, ибо восходит заря.

— Не отпущу, — ответил Иаков, — пока не благословишь.

— Как твое имя? — спросил некто.

Иаков назвал себя, полагая, что без этого невозможно

благословение.

— Отныне имя твое будет Израиль2, — отозвался соперник, — потому что ты боролся с Богом и с людьми и одолел.

— Как зовут тебя? — спросил Иаков.

— Незачем тебе знать мое имя, — ответил Бог. — Я благословлю так.

Выслушав благословение, Иаков отпустил того, кто заявил себя Богом, но имени назвать не пожелал.

Когда Иаков пошел с места, где боролся, то почувствовал, что хромает.

Вдали показалась толпа. Поняв, что это Исав со своими людьми, Иаков поставил впереди рабынь с детьми от них, за ними — Лию с детьми, а потом — Рахиль с Иосифом. Сам же пошел впереди всех и, приблизившись к Исаву, отдал ему земной поклон семь раз.

Заключил Исав брата в объятия и стал покрывать его лицо поцелуями.

Подняв глаза, Исав увидел женщин и детей и спросил:

— Кто это у тебя?

— Дети, которых Бог даровал рабу твоему, — ответил Иаков и еще раз поклонился.

Вслед за ним поклонились рабыни со своими детьми, за ними — Лия со своими детьми, последними же — Рахиль с Иосифом.

1 Божки, похищенные Рахилью, именуются в библейском тексте «те-рафим». Одна из клинописных надписей Нузи сообщает о наследовании сыном отцовских божков. По законам Хаммурапи, зять, обладавший таким божком, пользовался правом наследства наряду с сыновьями. Все это объясняет мотивы действий Рахили.

2 Израиль (евр.) — «Он сражался с Элом и победил».





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404