Locations of visitors to this page


Увеселения

По море того как атланты все больше внимания уделяли материальным благам, они стали устраивать святилища уже не на лоне природы, а в изысканно украшенных храмах. Для таких сооружений важно было выбрать удачное местоположение, куда поступала бы благотворная энергия и от Земли, и от Вселенной. Атланты понимали, что на людские умы и тела оказывают воздействие невидимые силы, исходящие из всех природных сфер. Для выбора наиболее благоприятного места они прибегали к науке фен-шуй (искусство расставления предметов), или геомантии. Очертания местности, протекание подземных рек, прочие природные составляющие — все это принималось во внимание, так как следовало установить их влияние на энергию, испускаемую соседними гравитационными, электромагнитными и электростатическими полями.

Эти мощные сооружения и примыкавшие к ним участки, где всегда можно было предаться безмятежному созерцанию или погрузиться в сладостные размышления, повсеместно украшали ландшафт Атлантиды, Хотя при строительстве личных домов атланты предпочитали простоту и скромность, свои любимые храмы они старались возводить с большой пышностью, так как знали, что этими зданиями предстоит любоваться грядущим поколениям, когда их самих давно уже не будет на этом свете. Мастера старательно выкладывали внутренние стены и потолки святилищ мозаичными картинами из золота и серебра или инкрустировали их драгоценными камнями. А снаружи храмов собирались мужчины, женщины и дети, чтобы ухаживать за великолепными садами, которые оживляло журчанье прохладных ручьев и мерный плеск водоемов, где сновали разноцветные рыбки. Они сажали высокие деревья, в том числе плодовые, чтобы в их кронах селились певчие птицы и оглашали этот райский уголок немолчными трелями. Ближний храм и прилегающий к нему сад всегда служили для атлантов излюбленным местом прогулок и увеселений, где можно было и отдохнуть, и выкупаться, и насладиться красотой природы.

Канву деятельной общественной жизни атлантов составляли праздники религиозного происхождения, события, чествующие богов природных сил, и обряды, сопряженные с рождением и смертью. Грозные боги вулканов громыхали очень часто, поэтому немало времени отводилось на их умилостивление. В урочные дни все жители являлись в условленное место, держа блюда со свежими плодами и овощами, а затем относили их к горным вершинам или помещали в ниши, вырубленные в скальной поверхности по склонам вулкана (подобный обычай принесения жертвенных даров своим богам в прошлом существовал и среди кавказских народов). До наших дней сохранились сотни таких жертвенных блюд, оставленных высоко в горах. В 1949 г. Американское Геологическое общество, исследуя на подлодке окрестности морского хребта к юго-западу от Азорских островов, извлекло с глубины в тысячу футов около тонны каких-то отвердевших дисков. Все эти "морские печенья", как их окрестили, были приблизительно одинаковой величины и формы. С одной стороны в середине каждой имелось небольшое углубление, что придавало им сходство с тарелками, а поверхность в целом была довольно гладкой, только несколько шероховатой внутри углубления. В поперечнике эти кружочки достигали шести дюймов, а толщина составляла около полудюйма. Анализ установил возраст "тарелочек": примерно 12 тысяч лет, материал же, из которого они были сделаны, сложился в воздушных условиях. Известняковые диски, или "морские печенья", сходные с теми, что подняты с океанского дна вблизи Азоров, были найдены и на Багамах.

Одним из любимейших событий на Атлантиде было празднование Нового года, которое приходилось на пору весеннего равноденствия и продолжалось семь дней в Городе Золотых Ворот. В 1903 г. д-р У. П. Фелон оставил нижеследующее описание этих празднеств, которые способствовали духовному росту и обновлению, а также давали повод наведаться в гости к друзьям. На новогоднем празднике почетным гостем являлось солнце, поскольку на протяжении следующих трех месяцев ему предстояло с каждым днем оставаться на небосклоне все дольше. Дня за три до торжеств к столице начинали медленно подтягиваться путешественники из всех уголков страны. Когда город был заполнен гостями, а постоялые дворы забиты до отказа, местные жители сооружали в садах и рощах шатры из белого льна или хлопка, чтобы гостям было где устроиться. В эти часы всеобщее радостное возбуждение походило на нетерпение детей, которые ждут не дождутся пирога со свечами и подарков накануне дня рождения.

Начинались новогодние торжества на восходе солнца в просторных садах, окружавших храм Посейдона. С появлением первых лучей света собравшаяся толпа обращалась к востоку. Большой хор, располагавшийся на крыльце святилища на виду у всех присутствующих, принимался петь тихую, нежную и ритмичную песнь. Постепенно к хору присоединялись голоса толпы, гимн лился все слитнее и звучнее, а солнце между тем поднималось во всей своей красе. Тысячи людей, словно зачарованные, покачивались в такт музыке, приветствуя благодатный свет. Внезапно, когда лучи солнца озаряли поднятые навстречу ему лица, завершающей ноте песнопения громогласно вторили трубы. Участники обряда падали на колени, склоняли головы в немом преклонении перед могуществом этого источника всякой жизни и силы.

Вслед за этим утренним торжеством люди предавались дружескому общению, играм, спорам и беседам на религиозные, философские и научные темы. В каждый из праздничных дней ровно в полдень все обращались лицом к храму. Когда раскаленный солнечный шар достигал своей наивысшей точки на небосводе, жрецы раскачивали на высокой башне кристалл, который улавливал лучи и посылал мощный поток света во всех направлениях. Толпа сосредоточивалась на величественном источнике энергии и возносила благодарения за его присутствие. Вечером, на закате могучего светила, люди обращались уже в сторону запада и под сопровождение мерных звуков струнных инструментов исполняли прощальную песнь возлюбленному небесному телу.

В последний вечер после закатного обряда храмовый хор заводил совсем иную, гораздо более сложную и сильную мелодию. С партией хора сливалось пение толп, и, пока звучные и мощные колебания, исходившие от музыки, отдавались эхом в ближних горах, жрец произносил речь о могуществе солнца, причем значение его слов воспринималось острее благодаря сгустившимся сумеркам. Заключал он рассуждениями о мраке, смерти и одиночестве, а затем провозглашал: "Да будет свет", и множество жрецов одновременно зажигали светильники в окнах храма, на его башнях и крыше, так что все сооружение представало в величественном свечении.

Помимо новогодних празднеств жизнь атлантов украшали местные торжества весенних посевов, обряды, посвященные Гефесту-Вулкану (богу огня, олицетворению вулканов), религиозные церемонии в день летнего солнцестояния, чествования в ночи полнолуния и другие подобные события. Зимой по таким случаям устраивалось множество костров, и людей сходилось столько, что казалось, будто целый холм охвачен пламенем. Каждый житель Атлантиды неусыпно следил за фазами солнца и луны в предвкушении очередного праздника. Как только дети начинали самостоятельно ходить и разговаривать, родители обучали их традиционным песням и особым танцам; так крепли семейные узы и преемственность поколений. Различные установленные обычаи, всеми любимые, способствовали дружности многочисленных членов людского сообщества, где все были спаяны сознанием равной причастности к великим началам бытия.

Отголоски одной из традиций Атлантиды сохранились вплоть до наших дней. Древние алгонкины, явившиеся на юг нынешних США около 20 000 г. до н.э., занесли и особый танец, посвященный солнцу. Их потомки, дакотасиу, которые верят, что этот танец служил "возвращением к заре", на протяжении тысячелетий продолжали исполнять его в порядке ритуального действа. Первоначально обряд разворачивался следующим образом: когда весенняя пора приближалась к первому майскому дню, определенное количество воинов, сопровождаемых привлекательной юной девушкой (ее именовали "прекрасной врагиней"), уносились в танце прочь — на поиски дерева, чтобы соорудить шест. Когда они возвращались с ношей, женщины с детьми привязывали к верхушке дерева пестрые цветочные гирлянды, а мужчины обрубали сучья. Потом они втыкали ствол в землю, и все принимались кружиться в неистовом хороводе вокруг дерева, распевая песни и смеясь от радости. Этот обряд послужил прообразом нашей пляски вокруг майского шеста.

На Атлантиде было известно множество способов приятно провести время. Излюбленной, хотя и опасной забавой являлась прогулка по горам. Порой, карабкаясь по высокогорным кручам, смельчаки оказывались в западне: внезапно воздух тяжелел и наполнялся ядовитым смрадом аммиака, серы и дыма, а из трещин в крутом каменистом склоне вырывалась жидкая лава. Быстро змеясь вниз, расплавленная порода заливала все на своем пути, в том числе и тропу, по которой взбирался путник. Нужно было обладать изрядным умением ориентироваться на местности и к тому же проворными ногами, чтобы поспешно наметить новую дорогу к дому и выбраться из беды живым. Вдоль юго-западного побережья коралловые рифы защищали розоватую песчаную полосу от мощного натиска океанских валов, а задувавший с моря непрестанный прохладный ветерок помогал переносить палящий зной. Атланты любили нежиться под сенью пальм и плавать в тихих заводях.

В предзакатные годы их цивилизации распространились и иные увеселения. По всей стране собирались толпы, желавшие поглазеть на кровавые сражения с быками или на конные скачки, вместо того чтобы, как прежде, наслаждаться мирным отдыхом на морском берегу или вблизи святилищ, в храмовых кущах. По мере того как приобретал все более весомое значение материальный достаток и развивались общественные сословия, богачи начинали продаваться частым диковинным развлечениям. Собираясь в гости к богатому другу, люди наряжались в пух и прах, обвешивались золотом, хрусталем и драгоценными каменьями. Когда они являлись к дверям пригласившего их человека, слуга возлагал им на головы венки из свежесрезанных цветов. Каждый гость снимал обувь, и служанка омывала им ноги в медном тазу. Когда все садились пировать, челядь подавала напитки в сверкающих серебряных кубках. Меж гостей живо сновали фокусники, певцы и плясуны. Такие "упадочнические" пиршества длились много дней кряду — пока участники вконец не пресыщались обильной снедью и обществом друг друга.

В последние годы существования Атлантиды среди многих наблюдалось повышенное внимание к еде, питью и общению. Воспоминания о тех бурных днях не изгладились бесследно из коллективной людской памяти. Потомки атлантов, жившие в Вест-Индии тысячелетия спустя, утверждали, что Атлантида была краем, где все пировали, плясали и пели, а в валлийских легендах говорится, что под какую-то особую музыку атланты танцевали в воздухе, словно листья на ветру.





Copyright 2000-2022 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404