Поиск по сайту:


 Locations of visitors to this page



Библейские сказания

САМСОН

История жизни и смерти Самсона (Шимшона) имеет много неясностей. Сообщение о том, что Самсон судил Израиль в течение двадцати лет, в силу своей лапидарности и несвязности с повествованием выглядит как поздняя вставка с целью найти богатырю, память о котором сохранилась в народе, место среди израильских вождей — судий.

В облике Самсона и в его подвигах немало черт, присущих героям народов Эгеиды, прежде всего Гераклу: простодушие, необузданность, любвеобильность. Так же, как Геракл, Самсон — победитель льва. Из-за женщины оба они попадают в рабство. Сила Самсона, приписываемая Яхве, — поздняя, привнесенная черта. В Самсоне нет ничего ни от судии, ни от героя типичных израильских мифов, ни тем более от назарея, который должен быть воздержанным, не пить вина, не прикасаться к трупам, не растрачивать сил на женщин, особенно чужеземок.

Сорок лет стонал Израиль под властью филистимлян и, видя их силу, даже не помышлял об избавлении. И пожелал Яхве поднять дух своего народа, и отправил вестника из земли племени Дан в Цору1, поручив ему встретиться с женой человека по имени Маноах, которая была бесплодна. Встретившись с нею, вестник сказал:

— Вот ты бесплодна и не рожаешь, но скоро родишь сына. Остерегайся же вина и сикеры, не пей ничего хмельного и не вкушай ничего нечистого — ведь сын твой будет назареем Божьим. Пусть не ест он ничего, что производит виноградная лоза, не пьет ни вина, ни сикеры, не дотрагивается до нечистого, и да не коснутся ножницы его головы. И будет ему дано спасти Израиль от власти филистимлян.

Сказав это, вестник удалился. И действительно, вскоре родился у Маноаха сын, которого назвали Самсоном.

Когда Самсон был уже юношей и попал в город Тимну, увидел он там красавицу-филистимлянку и последовал за нею до дома ее отца. А потом вернулся к родителям и объявил им свое желание. Не догадывались отец и мать Самсона, что это не каприз сына, а Дух Яхве в нем ищет возможности отомстить филистимлянам.

— Зачем тебе филистимлянка, сын мой? Разве мало невест в нашем народе? — спросили родители.

Но так как Самсон стоял на своем, отправились родители вместе с ним в Тимну. Когда дорога перерезала окружавший город виноградник, послышался грозный рык. Вошел в Самсона Дух Яхве, и он пошел навстречу льву, и разорвал страшного хищника голыми руками, словно бы это был новорожденный козленок.

В Тимне Самсон говорил с девушкой, которая ему нравилась. Через некоторое время он вновь оказался у нее, чтобы договориться о свадьбе. При этом он сделал крюк, чтобы взглянуть на труп льва, дело рук своих, и, к своему удивлению, увидел, что над его пастью вьется пчелиный рой.

Он достал мед и, продолжая свой путь, ел его и оставил родителям, не сказав им, что мед из трупа убитого им льва. Затем отправился его отец к женщине, которую просватал Самсон. И состоялся, по обычаям того времени, свадебный пир. Самсон вызывал у филистимлян страх, поэтому они послали тридцать юношей, чтобы были они гостями на его свадьбе. Самсон обратился к ним:

— Я хочу загадать вам загадку. Если в течение свадьбы, что будет длиться семь дней, разгадаете ее, то получите тридцать льняных одежд и столько же плащей. Не разгадаете, отдадите мне все это.

— Мы согласны! — ответили филистимляне хором. Тогда он сказал:

— Из жрущего вышла жратва, из сильного — сладость. Шли дни, но свадебные гости не могли решить загадки.

На четвертый день они обратились к жене Самсона:

— Уговори своего мужа, чтобы он разгадал свою загадку, иначе сожжем тебя вместе с отчим домом. Ведь не затем, чтобы обобрать, звали нас на свадьбу.

Тогда бросилась женщина с плачем на шею Самсона и сказала ему:

— Ты меня совсем не любишь и заставляешь страдать. Почему ты задал загадку моим одноплеменникам, а я ее не знаю?

— Почему я должен разгадывать загадку тебе, когда не разгадал ее отцу и матери! — возразил Самсон.

Она плакала семь дней подряд, все время свадебного пира. На седьмой день Самсон сжалился над нею и разгадал ей загадку. Она передала решение сынам народа своего, и филистимляне ответили еще до заката солнца, что жратвой и сладостью стал убитый лев.

— Не отгадали бы вы моей загадки, — с досадой молвил Самсон, — если бы не пахали на моей телке.

После этого снизошел на Самсона Дух Яхве, и отправился он в Аскалон, и убил там тридцать мужей филистим-ских. Он снял все, что было на них, и отдал разгадавшим его загадку. Затем он во гневе вернулся в дом отца своего.

Через некоторое время, во дни жатвы, Самсон взял козленка и отправился к жене. Дорогу ему преградил отец.

— Я хочу к моей жене в спальню! — сказал он ему.

— А мне казалось, — ответил свекор, — что ты возненавидел ее. Поэтому я отдал твою жену одному из брачных гостей. Но разве моя младшая дочь не красивее ее? Ты можешь зайти к ней.

Закричал Самсон в ярости:

— Прав теперь я буду! Прав, если сделаю зарубку в памяти филистимлян!

И выбежал он из города, поймал триста лисиц, связал их попарно хвостами, сунул посредине по горящему факелу и погнал на пашни филистимлян. Сгорели и только что сложенные копны, и несжатая нива, и масличные сады. Филистимляне бегали между стогами, вопрошая: «Кто это сделал?»

И ответили те, кто был на свадьбе:

— Самсон, зять тимнитца, отнявшего у него жену. Тогда ворвались филистимляне в город и сожгли дом

того, по чьей вине был сожжен их урожай. Самсон же сказал:

— Хотя вы так сделали, я не успокоюсь до тех пор, пока вам не отомщу.

С этими словами он бросился на филистимлян и перебил им голени, а затем удалился, избрав себе жилищем ущелье Этам в землях Иуды, племени, платившего филистимлянам дань. Филистимляне, вооружившись, двинулись за ним и дошли до Лехи. Испугались старейшины и явились к воинам, чтобы узнать, чем они провинились.

— Вы пустили к себе Самсона, причинившего нам зло. Выдайте его, и мы уйдем.

И направились три тысячи воинов из племени Иуды в ущелье под горой Этам, и обратились они к Самсону:

— Зачем ты здесь? Разве не знаешь, что над нами властвуют филистимляне, а ты причинил им зло?

— Что они сделали мне, то и я им! — отозвался Самсон.

— Вот мы и пришли, чтобы тебя связать и выдать им.

— Вяжите! — сказал Самсон, протягивая руки. — Но поклянитесь, что не убьете меня.

И связали его воины Иуды двумя новыми веревками, и отвели к филистимлянам в Леху. Увидев Самсона, филистимляне побежали к нему навстречу. И тут снова сошел на Самсона Дух Яхве, и веревки на его руках разорвались, словно с(ни были из перегнившего льна. И стал шарить Самсон взглядом, ища, чем бы их поразить. И не увидев ничего, кроме свежей ослиной челюсти, он схватил ее и побил ею тысячу человек. И запел он, радуясь своей победе. С тех пор и поется:

Челюстью осла

Толпу, две толпы2,

Челюстью осла

Побил тысячу человек!

Челюсть же Самсон бросил, как только это пропел. С тех пор то место называется Рамат-Лехи (Гора-Челюсть).

Потом напала на Самсона жажда великая, и воззвал он к Господу:

— Вот, ты спас меня, раба твоего, а теперь я погибну от жажды и попаду в руки филистимлян.

Услышал Яхве эти слова, разверз землю, и хлынула вода. Напился Самсон ключевой водицы и ожил. Источник этот сохранился в Лехи до сего дня и называется «Источник воззвавшего».

После этого дня судил Самсон Израиль двадцать лет. Как-то он направился в Газу. Увидев сидящую у своего дома блудницу, он вошел к ней. Тогда-то и увидели Самсона филистимляне, и вспомнили, скольких он истребил. Решили они устроить засаду, чтобы на рассвете убить недруга, когда он будет покидать город. Догадавшись, что его ждет, не стал Самсон дожидаться рассвета, вышел, когда еще было темно. Уходя из Газы,_он выломал ее ворота вместе с косяком, взвалил их себе на спину и отнес на вершину горы, что восточнее Хеврона. Увидели те, кто были в засаде, что в городе нет ворот, и завыли, как волки пустыни, ибо для города утратить ворота все равно что для воина — щит.

Самсон же зашагал налегке в долину Сорек. Там он встретил красавицу-филистимлянку Делилу, которую полюбил с первого взгляда. Узнали об этом правители филистимлян и возрадовались, уверенные, что теперь они покончат с могучим противником. Явившись к Делиле, обещали они много серебра, если она узнает, как одолеть Самсона, чтобы связать и усмирить его.

Ласкаясь к Самсону, спросила его Делила, чем связать его, чтобы одолеть, и возможно ли это.

— Возможно! — ответил Самсон между поцелуями. — Надо обвязать меня семью веревками свежими, еще не высохшими.

Услыхали эти слова филистимляне, прятавшиеся в соседней комнате. Как только раздался богатырский храп, передали они коварной женщине сыромятные ремни. Обмотала ими Делила Самсона семь раз, когда же он проснулся, то разорвал путы с такой легкостью, словно бы это была пакля, пережженная огнем.

И еще много раз, укоряя Самсона в неискренности и обмане, пыталась Делила выведать тайну силы его, пока он, насытившись ее ласками, не открыл ей свое сердце.

— Бритва не касалась моей головы, потому что я — назарей Божий от чрева моей матери. До тех пор, пока ножницы не коснутся моей головы, не уйдет от меня сила, данная мне Господом.

И поняла Делила, что на этот раз Самсон не обманул ее. И с радостью призвала она филистимлян. И явились они с серебром, которое обещали. Она уже усыпила его ласками на коленях своих и призвала цирюльника, который остриг семь кос с головы его. После этого она крикнула:

— Филистимляне против тебя, Самсон!

Самсон рванулся, но не смог справиться с навалившимися на него врагами, ибо вместе с волосами отступила от него сила.

Выхватили филистимляне ножи и, выколов Самсону глаза, привели его в Газу, которую он опозорил, заковали они его двумя медными цепями и отвели в дом стражи, чтобы он там вместе с другими узниками крутил каменный жернов. Так он жил несколько месяцев, и волосы его стали отрастать.

Приближался праздник великого бога филистимлян Дагона4. Было решено отметить его торжественным жертвоприношением. Народу собралось видимо-невидимо, и все ликовали, славя Дагона. Тогда они вспомнили, что Дагон отдал им в руки того, кто опустошил их поля и убил многих из них. Они приказали привести Самсона. Был он весь белый от муки, только оковы поблескивали на его руках и ногах. Стали филистимляне плевать в Самсона и кидать в него, что попадется. Они осыпали его ругательствами и позорили Бога, который не захотел его спасти. Так как не всем в толпе было видно, как издеваются над Самсоном, многие залезли на плоскую кровлю храма и смотрели оттуда. Самсон сносил позор и боль молча. Когда же враги насытились его унижениями, он подозвал к себе мальчика-поводыря и сказал ему вполголоса:

— Подведи меня к двум столбам, на которых кровля, чтобы я мог к ним прислониться.

Мальчик исполнил его просьбу. И взмолился Самсон Яхве:

— О, Господи, вспомни обо мне и сделай так, чтобы я смог отомстить филистимлянам за оба моих глаза.

После этого уперся Самсон обеими руками в два опорных столба.

Храм закачался. Те, что наблюдали за Самсоном с крыши, — а их было три тысячи мужей и жен, — попадали на землю.

И тогда Самсон воскликнул:

— Умри, моя душа, вместе с филистимлянами!

Он еще раз толкнул колонны, и храм обрушился, погребая под своими развалинами всех, кто был внутри и на кровле. И было убитых при его смерти больше, нежели он умертвил за всю жизнь. После этого пришли одноплеменники Самсона и вся семья, извлекли труп Самсона и похоронили в склепе его отца Маноаха.

1 Цора, Эштаоя, Тимна, Этом, Рамат-Лехи, Хеврон, долина Со^ рек — населенные пункты и местности, фигурирующие в повествовании о Самсоне, принадлежали к территории, примыкающей к владениям филистимлян и относящейся к сфере их влияния.

2 Игра слов: осел и толпа в еврейском языке обозначались близкими по звучанию словами.

3 Делила (евр.) — «Срамница».

4 Начиная с 2500 г. до н. э. Дагон почитался по всей Месопотамии. Его храм в Мари был украшен бронзовыми фигурами. Удостоверено его почитание в Бет-Шеане во времена Саула и Давида (XI — X вв. до н. э.) и в Ашдоде во времена Маккавеев (III в. до н. э.). На семитских языках Дагон означает «рыба». На монетах Арвада и Ашкелона он изображался с рыбьим хвостом.





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404