Поиск по сайту:


 Locations of visitors to this page



Библейские сказания

ИЕФФАЙ И ЕГО ДОЧЬ

Вслед за рассказом о кратком царствовании Авимелеха вновь сообщается о правлении судий. С одним из них, Иеффаем, связывается человеческое жертвоприношение, противоречащее букве и духу Священного закона. Ошибка Иеффая в том, что, обещав принести Богу завета жертву, он не уточнил, что имеется в виду жертва животного. Из ошибки выросло преступление. Не желая нарушить свое слово, Иеффай принес в жертву свою дочь, и этому дурному примеру последовали другие израильтяне, и человеческие жертвоприношения стали в Израиле практикой, противоречащей Закону.

Таким образом, перед нами типичный этиологический (причинный) миф, цель которого — объяснить появление обычая (или природного явления). Мифы этого типа широко распространены у всех древних народов. Они буквально пронизывают весь Ветхий завет, объясняя происхождение обрядов и названий местностей. Между тем введение человеческого жертвоприношения не требовало объяснения, поскольку автор книги Судии многократно сообщает, что сыны Израиля оставили своего Бога и, подобно другим народам страны Ханаан, служили Ваалам и Астартам, а это служение подразумевало и практику человеческих жертвоприношений.

Вслед за падением царя Авимелеха правили судии, которых называли «малыми». Не совершили они ничего, достойного упоминания. Так, о судии Фоле сообщается лишь то, что он был из колена Иссахара, жил на горе Ефраим и правил 23 года. Судия Иаир прославился лишь тем, что имел 30 сыновей, которые ездили на 30 молодых ослах. Обстоятельно рассказано лишь об Иеффае из Гилеада, хотя его слава была особого рода. Как и его предшественники, он не понял буквы и духа Закона и мало чем отличался от соседей Израиля, служивших Ваалам и Астартам.

Был Иеффай изгнан из своего родного города. Сколотив в пустыне Тоб шайку из таких же изгоев, он нападал на селения аммонитян и этим кормился. Когда аммонитяне стали нападать и теснить гилеадцев, они вспомнили об Иеффае и пригласили его возглавить поход воинства на аммонитян. Обиженный на сограждан и на весь свет, Иеффай захотел возвратиться в Гилеад с почетом и потребовал в качестве награды за свою помощь городу назначения его главой. Гилеадцы приняли это условие, но потребовали, чтобы Иеффай одержал над аммонитянами решительную победу.

Войне всегда предшествовали переговоры. Иеффай отправил к царю аммонитян послов, которым было поручено заявить протест против нападения на земли Гилеада.

— Не ваша это земля и не Гилеада, а наша, — ответил царь аммонитян послам. — Наша испокон веков. Израиль занял ее незаконно во время исхода из Египта.

— Не ваша это земля! — ответили послы Иеффая царю аммонитян. — Ведь, подойдя к землям твоих предков, наши предки обратились с просьбой пройти через них. Разрешение не было дано. Более того, против Израиля было выставлено войско аммонитян. В разгоревшейся битве одержали верх наши предки и наш Бог Яхве. Твой же Бог Кемош не вмешался в защиту твоих предков, и, следовательно, он одобрил и победу Яхве, и потерю той части Заиорданья, что между притоками Иордана Арноном и Иоабом.

Доказав, как ему казалось, свою правоту, двинулся Иеффай против аммонитян. И сошел на Иеффая Дух Божий. Но ему этого было мало. Желая во что бы то ни стало разгромить аммонитян и добиться назначения главой Гилеада, Иеффай вступил в переговоры с Богом, обещав принести ему в жертву того, кого он увидит выходящим первым из дома.

Победа была одержана. Иеффай разгромил двадцать городов аммонитян. Смирились они перед сынами Израиля и стали их данниками. Из дома первой вышла единственная дочь Иеффая, приветствуя его песней и игрой на арфе. Увидев дочь, Иеффай разорвал свою одежду и сказал:

— Сразила ты меня, как мечом, ибо я дал обещание Богу и должен его выполнить.

Не сказал Иеффай дочери, что Бог не тянул его за язык, что Бог непричастен к тому, что из дому вышла дочь, а не агнец или собака, что виной несчастья, которое должно произойти, было непомерное честолюбие.

Дочь не догадывалась о вине отца своего. Она видела в нем победителя и спасителя Израиля. Поэтому она сказала:

— Сделай со мною то, что ты обещал Богу1. Ибо он тобою отомстил врагам твоим аммонитянам!

— Иди! — сказал Иеффай дочери.

Это было время, когда девушки в горах в течение двух месяцев водят хороводы и славят Бога. Вернувшись домой, девушка была принесена в жертву вопреки тому, что Бог категорически запретил человеческие жертвоприношения. Этот же варварский обряд, по обычаям моавитян и аммо-нитян, совершали вслед за Иеффаем другие судии. Девушки же Израиля четыре дня в году оплакивали дочь Иеффая из Гилеада.

1 Этот патриотический мотив присутствует также в греческом мифе о жертвоприношении дочери Агамемнона Ифигении.





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404