Поиск по сайту:


 Locations of visitors to this page



Библейские сказания

В НАЧАЛЕ НАЧАЛ

Ты, ставшая скрижалями веков, Соперниц и соперников не зная, Как будто состоишь ты не из слов, А из песчинок слеплено Синая.

И если ты творенье божества, То имя божеству тому Природа, — Основа человечьего родства И сгусток человеческого рода.

Включение Библии1 в число мифологических текстов могло бы показаться читателям этой книги, знающим Ветхий зовет в качестве Священной истории, неожиданным и встретить внутреннее сопротивление, если бы мы начали свое изложение с него. Но, поскольку мы следуем хронологии истории древних народов Переднего Востока, у читателя появляется возможность самому сравнить сюжеты и образы Библии с сюжетами и образами, в мифологическом характере которых у него не может возникнуть сомнений, и убедиться в том, что избранные нами для изложения книги и главы действительно являются мифами и легендами.

Рассмотрение Библии в контексте других религиозно-мифологических памятников окажет нам еще одну немаловажную услугу: нам не потребуется вступать в полемику с теми недавними критиками Библии, которые видели в ней собрание россказней, созданных жрецами для обмана народа. Напротив, станет несомненным, что именно народ был создателем и хранителем мифов и легенд, вошедших в Библию. И поэтому, придется относиться к ним с таким же уважением, как к мифам и легендам других народов, древних и современных. Что касается жрецов, то они, действительно, приложили руку к библейским, как и к небиблейским, мифам Древнего Востока. И к этому приходится относиться с пониманием, поскольку не кто другой, как жрецы, их записали и тем самым сохранили для нас

Местом формирования первой части Библии — Пятикнижия2 — была страна Ханаан, расположенная на стыке двух континентов и на пересечении сухопутных и морских путей. Купцы курсировали по этим дорогам, переправляя на верблюдах, ослах, парусных судах зерно, шерсть, сухофрукты, благовония, лес, слитки металлов. Одновременно с торговой они осуществляли важнейшую культурную миссию, способствуя контактам между народами и формированию общей переднеазиатской культуры. Страна Ханаан, которую впоследствии стали называть Израилем и еще позднее Палестиной, стала центром этой культуры, как это явствует из письменных документов и археологических данных.

Об этом же свидетельствует и Библия, вобравшая в себя многочисленные месопотамские, египетские, хеттские и местные хананейские мотивы и влияния.

Однако было бы ошибочным видеть в Библии некий «коктейль», не замечая, что все многообразные и разнородные элементы слились воедино, переплавились в единый сплав в горниле одного народа, для которого Библия стала жизнью, историей и судьбой.

Таким образом, Библия — это и своеобразный итог религиозно-мифологического развития всего Переднего Востока, и памятник творческой активности еврейского народа на ранней стадии его истории.

Применительно к героям мифов часто употребляется слово «подвиг». Но в случае с Библией можно говорить и о подвиге науки в критике Библии, особенно если речь идет о первых ее исследователях, действовавших в условиях, когда всякое сомнение в истинности самой книги и связанных с нею догм каралось смертью. Но и тогда, когда стало возможным критиковать Библию, потребовался труд многих поколений исследователей, чтобы понять происхождение каждого из вошедших в Библию произведений, определить, если это возможно, их социальную и историческую основу и, наконец, установить обстоятельства и время их соединения в свод, каким является Священная книга древних евреев.

Нельзя рассматривать критику Библии как цепь сплошных достижений и удач. Глядя на ее историю с пика XX в., можно понять, что некоторые из концепций, считавшихся наивысшим взлетом науки, на самом деле вели в тупик. Это касается и попыток выделения источников каждой главы Библии, и поздних дат библейских книг, и самих методов анализа текста.

Если подытожить в самой общей форме результаты работы над первой частью Библии, то надо будет сказать, что это собрание мифологических, исторических, законодательных текстов сложилось в своем первоначальном виде из пяти книг в ХН-Х вв. до н. э. Речь, однако, идет о событиях (воображаемых или исторических), имевших место в XVII-XIII вв. до н. э., когда у евреев не было письменности. В распоряжении авторов Пятикнижия были фольклорные памятники. Опираясь на них, жрецы и писцы царских канцелярий изложили события, исходя из интересов складывающегося яхвизма (веры в Яхве — племенного бога одного из двенадцати племен Израиля Иуды (Иехуды), из которого происходили цари Давид и Соломон).

Между тем, как это явствует из включенных в Библию фольклорных материалов, первоначально племя Иуды было на второстепенных ролях, а Яхве был не единственным богом израильских племен, а одним из многих племенных богов. Иудейское единобожие, связываемое в Пятикнижии с исходом из Египта и деятельностью Моисея, было у древних евреев следствием длительного общественно-политического и религиозного развития, стимулированного исторической ситуацией — завоеванием евреями страны Ханаан.

Таковы некоторые пояснения, предваряющие наше вступление в мир библейских мифов. Да, это мифы, что бы о них ни думали верующие: от трубных звуков рассыпаются стены неприступных городов, расступаются моря, животные говорят человеческим языком, по мановению руки праведника останавливаются небесные светила. Да, это мифы, отражающие подчас примитивное сознание древних кочевников и земледельцев. Но мы не можем от них избавиться, ибо они пронизывают нашу культуру, наше искусство, наше сознание. Не можем и не хотим!

В книгах Ветхого завета много такого, что рассчитано на ученого, знатока религии, истории и чуждого нам быта. Но сдержанность и сухость вдруг разрежается потоками поэзии, словно бы хлынувшей из небесной тверди через окна, внезапно распахнутые творцом. Эти бурные потоки носят имена Экклезиаст, с его чеканной, ритмической прозой, или Песня песней, с ее лирической проникновенностью. Но сколько живительных ручьев встречаешь в других местах, где их не ждешь! Неожиданность поэтических всплесков соответствует природе, в которой вырос народ — творец Ветхого завета. Поэзия библейских мифов — это оазисы в пустыне с их яркой зеленью и свежестью, которые так контрастируют с окружающими песками.

Необычайным богатством и разнообразием отличается образная система Ветхого завета. Бог Яхве сравнивается со скалой, щитом, высотой, служащей убежищем, со светильником, озаряющим мрак, с орлом, учащим птенцов летать. Двенадцать колен (племен) Израиля отождествляются с драгоценными камнями. Для миссионерской проповеди используется образ сеяния, внедрения семян в души верующих. Сам Яхве предстает как мудрый садовник, а патриархи — как «насадители веры». Синонимом блаженного, счастливого состояния служит сидение под виноградными лозами и смоковницей.

Богатство речи связывается со сладостью плодов смоковницы, расцвет страны — с цветением лилии. Миндаль, цветущий ранее всех деревьев и созревающий позднее всех, является символом осторожности.

Небо и атмосферные явления давали воображению библейских авторов не меньшую пищу, чем земля с ее флорой и фауной. Первые лучи солнца названы «ресницами зари». Гром — это голос Бога, молнии — его стрелы, звезды — светильники, укрепленные Богом на небесной тверди, чтобы освещать землю. Ветер — это дыхание Бога. Море при рождении было, подобно младенцу, закутано в пелены из тумана. Заря, вставая над землей, погруженной во мрак, берет ее за края, чтобы смахнуть с нее злодеев, действовавших под покровом ночи, подобно заботливой хозяйке, стряхивающей крошки с пасхальной скатерти.

Размышляя о причинах живучести религии, часто говорят о красоте храмов и привлекательности обрядов, забывая о том, что Библия — один из самых совершенных храмов, какие когда-либо создавало человечество. Чем пристальнее в него вглядываешься, тем он становится прекраснее. Речь идет не столько о религиозном содержании, сколько о художественной форме. Она не в последнюю очередь обеспечила торжество Библии над умозрительными доктринами, свидетелями которого стали мы.

Книги Ветхого завета, содержащие мифы, стадиально относятся к тому времени, когда на основе легенд и мифов складывались эпические поэмы типа вавилонской поэмы о Гильгамеше и поэм Гомера «Илиада» и «Одиссея», которые легли в основу развивающейся греческой историографии. От Ветхого завета, в той его части, которая содержит изложение мифов, нельзя ожидать большего историзма, чем от гомеровских поэм, но поскольку других чисто исторических трудов на еврейском языке применительно к ранней эпохе не существует, приходится извлекать историческую информацию и из нее.

Речевые обороты библейских мифов настолько прочно вошли в русский, равно как и в другие европейские языки, что не воспринимаются как нечто чужеродное, но кажутся их исконным достоянием. Таковы, например, «запретный плод», «страна обетованная», «соляной столп», «тьма египетская», «сучок в глазу» и сотни других. Знакомство с сюжетами библейских мифов может наполнить эти поговорки смыслом и позволит постигнуть их глубину. Возвращаясь к Библии, мы возвращаемся к отечественной литературе в ее лучших образцах.

В связи с тем что наше изложение библейского текста дается в рамках древневосточной мифологии, за основу взят древнееврейский оригинал, с которого уже в древности был сделан древнегреческий перевод, впоследствии вошедший в христианский канон. Именно различиями в этих переводах объясняются некоторые наши расхождения с общеизвестными русскими переводами Библии. Как правило, имена собственные и названия местностей даются в написании оригинала. Исключения сделаны лишь для тех имен, которые прочно вошли в фонд мировой культуры. Тогда написание оригинала дается нами в скобках, например Ева (Хавва), Самсон (Шимшон).

1С появлением христианства возникли священные книги его приверженцев, принявших в своей основе и книги Библии. С этого времени новые книги стали называться Новым заветом, а древние священные книги иудеев получили название Ветхого завета. В дальнейшем изложении мы будем понимать под Библией только Ветхий завет.

2 В Пятикнижие входят следующие книга: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Фольклорный материал в наиболее полном виде содержат книга Бытие и Исход.





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404