Поиск по сайту:


 Locations of visitors to this page



Библейские сказания

АВЕЛЬ И КАИН С ЕГО ПОТОМСТВОМ

Пустынею я вновь один бреду,
Хрустят под сапогами кости веток.
Как страшно быть у Бога на виду:
Ведь взгляд его так мстителен и меток.

И тени нет, какая при луне По-обезьяньи жалко подражала. И вновь паук вонзает в сердце мне Свое как луч отточенное жало.

В главах, посвященных детям человеческим, делается следующий шаг в конкретизации истории человечества и его отношений с Богом. Адам был обречен на труд «в поте лица своего». Но на что была направлена эта деятельность? Первые сыновья Адама и Евы, Каин и Авель, были один — земледельцем, другой — пастухом, представителями двух древнейших хозяйственных занятий. Симпатии Бога — на стороне скотовода Авеля, поскольку Яхве первоначально был богом пустыни, по которой кочевал со своими стадами создавший его народ. К тому же Яхве, как и другие боги Древнего Востока и Эгеиды, предпочитал кровавые жертвы животных бескровным.

Это предпочтение и становится причиной конфликта между братьями, закончившегося пролитием человеческой крови. В отличие от других богов Древнего Востока, ставивших человеческие жертвы выше всех прочих жертвоприношений, Яхве был противником пролития крови человека, если оно не было актом возмездия за преступления. Фактически рассказ о Каине — это иллюстрация к одной из заповедей: «Не убий!», перенесение этого императива в далекое прошлое человечества. Таким образом, третья глава, наряду с уточнением видов труда, дополняет образ Бога первой и второй глав весьма существенной чертой, выделяющей его среди прочих современных ему богов Востока.

Разумеется, первый земледелец не мог понять мотивов, заставивших Бога предпочесть- кровавую жертву Авеля его первинам урожая. И скрытая мысль текста в том, что человек не должен задумываться над тем, почему Бог одному больше благоволит, чем другому.

Родился у Евы от Адама первенец Каин1, и она возрадовалась ему как дару божьему. Потом родила она второго сына, дав ему имя Авель2.

Каин стал земледельцем, и земля, от которой он получал плоды, давала ему силы. Был он крепок руками и дерзок умом. Авель, брат Каина, пастырь овец, был робок и благочестив.

С нетерпением ждал Каин созревания плодов и колосьев и, едва дождавшись урожая, принес лучшую его долю Яхве.

Но даже не взглянул Всевышний на принесенные дары, и дым отвергнутой жертвы узкой струйкой стелился по земле. Авель принес Яхве в жертву ягнят и склонил перед ним главу. Благосклонно принял дары Яхве, и дым от жертвенного костра взвился прямо к престолу божьему.

— Чем я провинился перед тобой, Боже?! — с обидой воскликнул Каин. — Разве тружусь я меньше брата моего Авеля?! И разве его дары лучше моих?!

И услышал Каин голос из-за туч:

— Отчего досадуешь ты? Почему поникло лицо твое? Ведь если станешь лучше, будешь прощен, а если не станешь лучше, грех у дверей твоих. Он стремится к тебе, но ты властен над ним.

Сколько ни вдумывался Каин в смысл этих странных слов, не смог он их понять. «О каком грехе говорит Яхве? И кто его совершил? Если не я, а кто-то другой, пусть он и несет за это наказание! И почему грех лежит только у моих дверей? Ведь у меня и брата моего Авеля один отец и одна мать!»

И поднялась со дна души Каина ревность к брату. Разумом он понимал, что чувство это недостойное и что Авель невиновен в том, что его возлюбил Яхве. Но ничего он не мог с собой поделать. Как только он вспоминал нанесенную ему обиду, сами собой сжимались у него кулаки. Невыносимо было видеть брата среди поля, колосившегося его, Каина, трудами, и он с плачем убегал куда глаза глядят.

Однажды во время одного из таких приступов обиды и ярости он встретил Авеля, шагающего ему навстречу с улыбкой на лице. Авель радовался тому, что видит брата. Но Каину, ослепленному гневом, показалось, что любимец Бога насмехается над ним. Он поднял с земли камень и вложил в удар всю силу ярости.

Упал Авель, как сноп, и кровь его вылилась на землю. Бросился Каин на холодеющий труп Авеля, пытаясь поднять и вернуть ему жизнь. Но, поняв, что брат мертв, обратился в бегство бежал до тех пор, пока оставались силы.

Пробудившись после мертвого сна, убийца поднял голову и увидел Яхве, внимательно всматривавшегося в него.

— Скажи, где брат твой Авель? — спросил Яхве, не повышая голоса.

Понимал Каин, что Яхве всевидящ и уже знает о случившемся. Но вновь закипела ярость в душе его, и не захотел он сознаться в своем преступлении.

— Откуда я знаю! — выкрикнул он. — Не сторож я брату своему!

— Что ты натворил! — проговорил Яхве. — Голос твоего брата вопиет ко мне из земли. И отныне ты будешь проклят самой землей, отверзшей свои уста, чтобы принять кровь брата твоего3. Не станет она больше давать тебе силы, когда будешь возделывать ее. Изгнанником и скитальцем ты будешь на земле.

— Велика моя вина и непростительна! — признался Каин. — Но такого наказания мне долго не нести. Ведь любой, кто встретит меня, убьет.

— Не надейся! — сурово произнес Яхве. — Всякому, кто убьет Каина, отомстится всемеро. А чтобы могли узнать Каина среди тысяч, вот тебе моя печать!

И наложил Яхве на лоб Каина печать несмываемую4.

И ушел Каин от лица Яхве. Поселился он в земле Нод5, к востоку от Эдема. Там родила ему жена сына Ханоха. И построил Ханох город, которому дал свое имя. Правнуком Ханоха был Лэмех. Было у Лэмеха две жены — Ада и Цилла. Ада родила Иавала, родоначальника всех живущих в шатрах и пасущих стада, а имя брата его, создавшего кифару и свирель, чтобы веселить сердца, — Иувал6. Цилла же родила Тувал-Каина, искусного в изготовлении орудий из меди и железа7. А сестра Тувал-Каина — Наама.

И взял Лэмех в руки кифару, творение своего сына, положил у ног меч, выкованный другим сыном, и запел, обращаясь к женам:

Ада и Цилла, песне моей внемлите! Жены Лэмеха, вслушайтесь в каждое слово! Мужа я убиваю за каждую рану, Отрока — за царапину любую. Всемеро отомстится за Каина, За Лэмеха — в семьдесят семь раз8.

У Адама же после Каина и Авеля был от Евы еще один сын. Дал его Еве Бог, чтобы не тосковала она об Авеле, которого убил Каин, и назвала она его Сиф (Щэйт), что означает «замена».

1 Каин, чье имя произошло от еврейского слова со значением «кузнец» — родоначальник странствующего рода кузнецов-кенитов, часто упоминаемого в других частях Библии. Поскольку введение нового металла — железа — было нарушением вековых бытовых и религиозных традиций, те, кто занимались его обработкой, считались людьми, связанными с демоническими силами. Поэтому первое человекоубийство на земле приписано носителю этого имени, хотя в самом рассказе Каин фигурирует Как земледелец. Впрочем, не исключено, что миф отражает ритуальное убийство, связанное с оплодотворением почвы.

2 Имя Авель, видимо, имеет значение «сын». Оно было широко распространено в древней Италии в форме Авл. По нашему мнению, это результат влияния этрусков, выходцев с Востока.

3 В образе земли, отверзшей уста, чтобы принять кровь, пролитую на нее, исследователи усматривают след почитания богини-матери.

4 Печать, истолкованная как клеймо преступника (по аналогии с обычаями времени оформления мифа), в более глубокой древности могла быть татуировкой, знаком бродячего племени, посвятившего себя ремеслу. Если же принять толкование мифа как отражение ритуального убийства, можно рассматривать эту печать в качестве знака, накладывавшегося на исполнителя ритуала и подчеркивавшего его священную функцию.

5 Еврейское слово «нод» имеет значение «странствие», так что в названии страны отражается скитание, на которое был обречен Каин за убийство брата. Размещение же страны Нод к востоку от Эдема, возможно, объяснялось тем, что на востоке находились горы, богатые металлом.

6 Изобретение и усовершенствование музыкальных инструментов и в других древневосточных мифологиях отнесено к начальным временам существования человечества, а их создатели фигурируют как культурные герои.

7 Распределение между тремя сыновьями Лэмеха (в дополнение к земледельческой деятельности его предка Каина) остальных древнейших занятий человечества (включая и пастушество, ранее закрепленное за Авелем) наводит исследователей на мысль, что эта глава соединила две различные версии, в одной из которых человеческий род производился не от Адама, а от Каина.

8 Эта народная песня, как во многих других случаях в Пятикнижии, более древняя, чем опирающееся на нее прозаическое повествование.





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404