Поиск по сайту:


Содержание

Часть I Древняя Атлантида

Часть II Золотой Век
(20 000 - 10 000 гг. до н.э.)

Влияние земли, моря и неба

Часть III Разрушение и начало новой жизни

Те, кто уплыл на восток

 Locations of visitors to this page



Уцелевшие

Жрецы, сохранившие веру во всемогущего Бога, за много лет до последнего страшного бедствия на Атлантиде предупреждали о надвигающейся угрозе. По словам Эдгара Кейса, о близившейся катастрофе людей оповещали и пришельцы из космических далей, прилетавшие на своих кораблях на Землю. Благоразумные семьи, прислушавшиеся к этим предсказаниям, собирались в небольшие группы, строили крепкие суда, нагружали их запасами пищи и отплывали прочь от родных берегов. Когда же отдельные подземные толчки возвестили о грядущей беде, в бегство спешно ударились целые общины, устремляясь в открытое море на утлых суденышках, словно лемминги. Лемминги — это маленькие сухопутные грызуны без перепонок на конечностях. Они обитают в Скандинавии (севернее того места, где располагалась Атлантида), однако периодически миграционный инстинкт заставляет бесчисленные стаи леммингов устремляться на юг. Тщедушные и крошечные — всего-то шести дюймов в длину — зверьки бросаются в воду и плывут через Атлантику, к югу — в сторону затонувшей Атлантиды, явно ожидая вскоре высадиться на сушу и хорошо там устроиться. Вода увлекает этих беспомощных созданий, сотни гибнут в борьбе с волнами, а те, кому удается удержаться на поверхности, не могут найти желанную землю, потому что ее больше нет, — и кружатся, кружатся в полном отчаянии, пока не выбиваются из сил и не погибают.

Когда тряслась земля и угрожающе громыхали вулканы, люди, в спешке покидавшие свои дома, захватили с собой в путь лишь те припасы, которые позволили бы им кое-как перебиться первое время. Любое промедление грозило страшной гибелью, поэтому на забитые беженцами корабли было невозможно погрузить еще и снаряжение, необходимое для поддержания прежнего уровня жизни. Когда атланты пристали к незнакомым берегам, им приходилось тратить все свои силы и время лишь на борьбу за элементарное выживание в новых условиях. Они строили хижины, охотились, рыбачили, возможно, выращивали кое-что съедобное, сохраняли прежние религиозные обычаи, однако руки их обросли уродливыми мозолями, а одежда обратилась в жалкое рванье.
Пока Атлантида была процветающей страной, лишь немногие избранные имели доступ к полной картине всевозможных технических изобретений, поэтому беженцы не обладали достаточными знаниями для того, чтобы и в новых краях создать себе тот высокий жизненный уровень, каким они прежде наслаждались на родине. Наиболее сведущие люди как раз последними покидали тонущую страну, причем отбывали они в крайней спешке и порознь, направлялись в совершенно разные места, так что редко где кому-либо удавалось восстановить накопленный запас научных знаний. Волхвы держали алхимическую премудрость в такой тайне, что большинство переселенцев вовсе не разбиралось в металлах и их обработке. Не имея при себе нужных орудий и не владея необходимыми навыками, они были вынуждены скатиться до уровня существования туземных племен, разительно отличавшегося от того, к какому они привыкли у себя дома. Череда наводнений, землетрясений, других стихийных бедствий, а также разрушение обширнейших древних библиотек — все это способствовало утрате важнейших знаний из самых разных областей, на которых и покоилась высокоразвитая цивилизация Атлантиды. В конце концов от Атлантиды остались одни воспоминания, а множество беспомощных потомков тех мудрецов и умельцев превратились в «дикарей» позднейших эпох. Вообразим на миг — а что осталось бы к 12 000 г. от нашей цивилизации, если бы завтра нам пришлось в спешке бросить дома, захватив лишь скудные пожитки, в то время как наши города содрогались от землетрясений и все кругом заливали бы приливные волны? Возможно, повторилась бы история Атлантиды сохранились бы только немногочисленные обычаи да мифы и сказания, которые мало у кого вызывали бы доверие.

Когда пришла последняя страшная беда, многие атланты в отчаянии взбирались на торные вершины и оттуда с ужасом смотрели на трупы друзей «плававшие, как водоросли», внизу. Мало-помалу земля исчезала из виду, вода поднималась все выше, и прежние горные вершины превратились в острова. Постоянная вулканическая активность на нынешних Азорских островах не позволяет селиться на них, зато Канарские острова оказались более гостеприимными. Огромные естественные пещеры первое время служили жилищами для уцелевших людей, а позднее, оправившись от тягостных переживаний, беженцы принялись всячески обустраивать жизнь, стремясь создать хотя бы подобие прежнего счастливого существования. Они возводили дома, а затем маленькие города с постройками из крупных, плотно пригнанных друг к другу каменных плит — вроде тех, что в прошлом украшали города на их родине. Прорыв оросительные каналы, они удлинили урожайную пору; и по мере того как потомки выживших атлантов на Канарских островах налаживали все более сносную жизнь, возрождались и иные черты и приметы их прежней культуры. В 1402 г., когда сюда впервые наведались испанцы, их взорам предстали развалины кое-каких древних сооружений и искусственных каналов.

Некоторые атланты из числа тех, кому посчастливилось спастись от огня и воды, погубивших их страну, укрылись в высокогорных храмах. Вода поднималась все выше и выше, но до самых вершин так и не добралась. Когда стихия унялась, и эти люди, и приютившие их храмы остались невредимы, правда, теперь они находились у самой кромки океанских вод. На протяжении сотен веков эти счастливчики, а затем их потомки вершили в храмах религиозные обряды и предоставляли заморским гостям-путешественникам врачебную и иную помощь.

Временами сквозь дымчатое стекло, отделяющее нас от далекого прошлого, все-таки удается разглядеть нечто значительное. В частности, нам отчасти доступны удивительные сведения о трех поселениях, ос-
пинанных потомками атлантов. Одно из них находилось па островах Мадейра, а два других на Канарах. Нижеследующий материал, касающийся храмов уцелевших атлантов, если эта не оговаривается особо, заимствован из сообщений Эдгартона Сайкса в многотомном труде «Атлантида» (том 27, № 3 и 4, май-июнь и июль-август 1974 г.). Эти сведения он получил главным образом из записей ирландских туатха-де-данаан, которые, по его мнению, прежде служили писцами в храмах Атлантиды. Туатхи спаслись на кораблях во время окончательной гибели их родины, и впоследствии, многие обосновались в Ирландии, где завезенная ими премудрость влилась в кельтские традиции, мифы и легенды. Рассказы, собранные сэром Джеймсом Фрэзером, а также заметки путешественников и кладоискателей, о которых упоминается в главе 1, познакомили Сайкса с дополнительными подробностями.
До того как затонула Атлантида, храм Гориас стоял на горной вершине, которая ныне является островом Гран-Курраль из группы островов Мадейра. Проворные жрецы и жрицы, быстро взбежавшие к храму после подъема вод, продолжали жить в самом храмовом здании и в окрестностях, Они усердно возделывали плодородную вулканическую почву, чтобы обеспечить себя пропитанием, и Ториас превратился в процветающее поселение. Память, о здешних восхитительных апельсиновых рощах сохранилась в мифах других народов: таковы сказания о волшебных золотых яблоках, посвященных солнцу которые искали Персей, Геракл и другие герои древности.

Когда Атлантида подверглась последнему разрушению, один из ее отдаленных храмов стоял высоко в горах, на западе той части страны, которая ныне является Канарскими островами. Предчувствуя надвигающееся бедствие, мудрые жрецы и жрицы сумели перетащить большой и тяжелый священный трон вверх по крутым горным склонам, чтобы он хранился в храме. Они поставили его в главном храмовом чертоге. Престол был сработан из метеоритного железа, которое сами атланты называли «камнем смерти». Фалиас - как звалась здешняя горная область — остался «евредимым в ту пору, когда остальная Атлантида затонула в нахлынувших водах, и местный храм еще в течение веков служил священной обителью, которая славилась своей музыкой, услаждавшей слух жителей и заезжих гостей. Отважные братья Туиренны из числа туатха-де-данаан, которые служили писцами при храме Фалиаса, выкрали царский престол и перевезли его в Ирландию, где он стал известен как трон Тара. Рассказывали, будто престол издавал крик, если на него усаживался обманщик. Возможно, железо все еще было радиоактивным, и самозванцы, захваченные врасплох сами вскрикивали от внезапного легкого разряда; настоящие же цари были заранее осведомлены об этом свойстве трона и сохраняли молчание.

Третий уцелевший храм находился в Финиасе, в Городе Солнца на нынешнем Тенерифе, крупнейшем из Канарских островов. Когда разразилась последняя катастрофа, атланты сумели перенести в это безопасное место другое бесценное сокровище — точную копию из чистого золота, в натуральную величину, колесницы Посейдона, с лошадьми и возницей. Как только для тех людей, что нашли спасение в храме Фини-аса, жизнь вернулась в обычное русло, жрецы выставили драгоценную колесницу на улицу, "для совершения особых обрядов и шествий. В 330 г. до н.э. один историк, составивший «Жизнеописание Александра Великого», упомянул, что Александра Македонского пригласили в храм Города Солнца, где находилась огромная золотая «колесница богов». Должно быть, это прекрасное изваяние погибло в морской пучине между островами Канарской группы Тенерифе и Ланса-ротте и никогда уже не будет найдено. Сейчас в Атлантическом океане проводится все больше подводных исследований, однако металлические и деревянные предметы с Атлантиды уже не поддаются узнаванию. Это становится ясно, если вспомнить, как водолазы, искавшие в Тихом океане затонувшие объекты времен второй мировой войны, обнаруживали, что металлические предметы на дне океана всего за каких-нибудь двадцать пять лет сплошь обросли водорослями и прочими морскими растениями. Помимо буйной растительности древние произведения искусства с Атлантиды покрыты еще затвердевшей лавой и толстым слоем вулканического пепла.

Уцелевшие атланты и их потомки продолжали совершать упрощенные обряды инициации и другие магические церемонии, которые играли важнейшую роль в жизни их родины. Пещеры на Канарских островах, где поначалу обитали спасшиеся люди, стали превосходными святилищами для проведения подобных обрядов, а также надежными местами для хранения мумий. Потомки выживших атлантов на Канарских островах придавали мумиям скорченное положение — так же, как потомки другой ветви атлантов, поселившихся совсем в иных краях: точно такой обычай бытовал в Мексике, Перу и в древнейшем Египте на очень ранней стадии3. Потолки таких пещер на Канарах, где лежали обернутые тканями тела мертвецов, были выкрашены в красный цвет, а на стенах до сих пор сохранились следы рисунков, которые изображали животных, и неразгаданные значки-символы и иероглифы, нанесенные красной, серой и белой красками.

Когда на Канарские острова впервые прибыли испанцы, то на тринадцати островах проживало двадцать тысяч человек, принадлежавших к четырем этническим группам. Представителей той группы, чьи предки возвели здесь замысловатые сооружения и систему искусственных каналов, испанцы назвали гуанчами. Они являлись коренными обитателями островов Гран-Канария и Тенерифе. Эти гордые светлокожие, белокурые и голубоглазые люди сохранили свою независимость и не стали смешиваться с египетскими и карфагенскими моряками, купцами и прочими путешественниками, которые наведывались сюда в древности. Поэтому они сохранили типические черты физического облика своих предков — уцелевших жителей Атлантиды. Гуанчи являлись последними представителями сравнительно чистой кроманьонской группы на Атлантиде: для них были характерны крупные черепа, высокие скулы, довольно длинные прямые носы и крепкие подбородки. Рост многих мужчин превышал шесть футов. Сами гуанчи считали, что их далекие предки спаслись, взбираясь на вершины гор, которые прежде возвышались над огромным затонувшим островом. А страх перед водой настолько отложился в памяти многих поколений, что гуанчи никогда не строили ни лодок, ни кораблей.

Гуанчи сохранили некоторые знания атлантов из области астрономии, а также отдельные элементы их древней законодательной системы, в том числе распределение власти между десятью выборными правителями. В их религиозных обрядах важная роль отводилась колонне — весьма похожей на ту, что стояла в храме Посейдона. На горных вершинах гуанчи возносили молитвы всемогущему Богу, который вознаграждал за добродетели и карал за грехи6. Секта жриц, звавшихся Магадами, чьи обряды напоминали обряды ведьм в Мексике и древней Европе, вершила свои таинства среди каменных кругов. Под предводительством верховного жреца эти колдуньи-девственницы исполняли символические священные танцы. Впав в гипнотическое состояние или в транс, они изрекали пророчества. Если землю сотрясали страшные толчки или. пробуждались грозные вулканы, то эти девы бросались в океан, надеясь, что эта жертва умилостивит всемогущее море и не даст ему поглотить всю землю, как это уже случалось в прошлом7.

Испанцы, осматривавшие в 1402 г. населенную гуанчами область, обнаружили ирригационную систему, черепки, мумии, наскальные изображения, в пещерах и развалины доисторических городов. Прекрасные рисунки, оставленные художниками-гуанчами на пещерных стенах, почти в точности совпадают с теми, что кроманьонцы наносили на стены пещер в южной Франции8. Их керамика, иные образцы которой восходят к 20 000 г. до н.э., украшалась узорами, весьма сходными 6 росписями южноамериканской утвари9. Другой любопытной находкой среди предметов, принадлежавших гуанчам, стала каменная статуя нагого мужчины с шаром на плечах — будто бы атланта, Держащего небесную сферу. По-видимому, изваяние олицетворяло гору Атлас — великолепную вершину, некогда высившуюся над Атлантидой, уходившую за облака и, как казалось, подпиравшую небосвод. Хотя гуанчи оказали испанцам яростное сопротивление, захватчики — которым помогли также и заразные болезни — одержали верх и полностью истребили их за полтора столетия.





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404