Поиск по сайту:


Содержание

Часть I Древняя Атлантида

Часть II Золотой Век
(20 000 - 10 000 гг. до н.э.)

Влияние земли, моря и неба

Часть III Разрушение и начало новой жизни

Те, кто уплыл на восток

 Locations of visitors to this page



Храм Посейдона

Храм Посейдона был столь велик — длиной в шестьсот футов, шириной в триста футов и соответствующей высоты, — что Платон даже говорит, что в его облике было «нечто варварское». Безусловно, описанный Платоном храм Посейдона в корне отли чался от греческих храмов классических строгих пропорций, строившихся в его эпоху. По его словам, внешняя поверхность колоссальной постройки была выложена серебром и увенчана пышными акротериями из сверкающего золота. Крытый внутренний двор с его изящными фонтанами служил удобным местом для людских собраний. Каждый царь воздвигал золотое изваяние самому себе и своей жене, и эти скульптурные изображения во множестве стояли снаружи храма Посейдона. Статуи украшали и пышный сад, где росли диковинные цветущие кустарники и деревья неимоверной высоты, привезенные сюда со всех уголков света.

Покрытая полотым литьем стена, окружавшая этот бесподобный храм с прилегающим священным участком, и послужила одним из объяснений названия Города Золотых Ворот, у. которого имелось и эзотерическое (доступное для избранных) значение. Многие мистики именуют этот город Халидокеаном — таково было его официальное название. В I в. до н.э. Диодор Сицилийский сообщал, что в Африке город известен под именем Керкенеса.

Внутри святилище Посейдона было столь же пышным, как и снаружи. Потолок из слоновой кости был изукрашен золотом, серебром и орихалком, и тот же орихалк сиял на стенах, колоннах и на полу. Посреди же главного чертога стояла гигантская статуя Посейдона на колеснице, запряженной шестью крылатыми конями, а вокруг него — сто морских нимф Нереид верхом на золотых дельфинах.

С этим храмом Посейдона был внешне весьма схож храм Солнца, воздвигнутый инками в Куско. Его внутренние помещения были выложены листовым золотом, а в пышных храмовых садах возвышались золотые изваяния. Раскопки древнего шумерского города Хорсабада — совсем в ином краю земли — обнаружили в его середине величественный царский дворец. Внутренние стены этого колоссального сооружения были покрыты золотыми барельефными изображениями, общая длина которых составила бы более мили, будь они растянуты вдоль прямой линии. Как и Город Золотых Ворот, Хорсабад помимо этого гигантского сооружения изобиловал многочисленными храмами, стенами, воротами, башнями, колоннами и садами, причем, как сообщали сами шумеры, все это великолепие было создано с помощью и участием их «богов» всего за пять лет.

Атланты строили в Городе Золотых Ворот разнообразные деревянные здания, но, по словам Платона, им нравилось «забавы ради» сочетать в постройках «камни белого, красного и черного цвета, которые они добывали в недрах срединного острова». Весьма любопытно: Платон знал, что белый, красный и черный — типичные цвета пород на вулканических островах посреди Атлантического океана, а ведь многие историки полагают, будто люди еще не плавали за пределы Средиземного моря в 400 г. до н.э., когда жил Платон. Каменные сооружения стояли гораздо дольше, чем постройки из других материалов. Они оказывались наиболее стойкими и во время частых толчков и содроганий земли. Эти каменные городские постройки свидетельствовали о высокоразвитых инженерных навыках: очевидно, атланты приобрели их, сооружая священные круги из громадных валунов на своей подверженной землетрясениям родине. Для возведения этих капищ требовалось не только перевозить тяжелейшие глыбы, но и тщательно выбирать место для каждого камня, определяя точную глубину его погружения в почву, ибо стоило хотя бы одному валуну в окружности осесть слишком глубоко, как он выбивался из линии и нарушал энергетику всего капища. Строители обтесывали неуклюжие глыбы, порой многотонные, превращая их в блоки правильной формы, тесно прилегавшие друг к другу и сцеплявшиеся краями, так что никакого связующего раствора не требовалось вовсе. Ту же строительную технику можно наблюдать и в сооружениях в Куско, Тиауанако, на Мальте, в Теночтитлане (в Мексике) и в других уголках земли, где человечеству, по всей видимости, помогали инопланетные пришельцы, владевшие такой мудростью, какая нам до сих пор недоступна.

Город Золотых Ворот был необыкновенным, поистине благодатным местом для обитания. Превосходная почва, благотворный климат и нежная опека жителей способствовали тому, что воздух очищали пышные деревья, и повсюду благоухали пестрые цветы. Многие городские дома сверкали прозрачными окнами из кристаллического кварца, которым изобиловала Атлантида, так как эта порода являлась результатом быстрого охлаждения магмы, изливавшейся из земных недр Наружные стены зданий, украшенные разноцветной мозаикой из драгоценных камней, вносили в облик городских улиц особое очарование Кейс описывает храмы с внутренними колоннами из оникса и топаза, выложенными бериллом, аметистом и прочими сверкающими камнями. Атланты любили выкладывать пол белым мрамором, а для религиозных церемоний им служили золотые алтари.

Жители столицы обожали всяческие увеселения и торжества, и им было где отдохнуть и развлечься. Многочисленные водоемы они заполняли теплой минеральной водой из природных горячих ключей. Платон рассказывает, что купальни у них были устроены отдельно для мужчин, отдельно для женщин, отдельно для коней и прочих подъяремных животных. Посреди рощ на шелковистых лужайках устраивались атлетические состязания и игры, иные же просто упражнялись в силе и ловкости. Большим успехом у зрителей пользовались и кровавые бои быков. По словам Платона, посреди самого большого — внешнего — земляного кольца в Городе Золотых Ворот был устроен огромный ипподром — в стадий шириной, а в длину шедший по всему кругу. Здесь народ с воодушевлением наблюдал колесничные ристания, конские и даже слоновьи бега.

По мере того как атланты плавали все дальше по океанским водам, окружавшим их остров, они строили все более крупные суда и одновременно все ощутимее испытывали зависимость от поставок из чужих земель. Градоначальники решили соединить город с морем и, как и во всех остальных случаях, поставили дело на широкую ногу. Сотни рабочих в течение многих лет не покладая рук бурили колоссальный тоннель от срединной части столицы до самого океана. Прорубаясь через кольца суши, они проделали просторный подземный ход. Судя по сообщению Платона, под конец этот проход достигал ста футов в глубину и пятидесяти футов в ширину, так что по нему свободно проплывали корабли шириной в двадцать футов, с веслами по обеим сторонам. Суда заходили в тоннель из внешнего порта, а на другом конце достигали шсстнадцати акровой пещеры, вырытой под срединным островом. Здесь находилась огромная гавань с пристанями для 130 кораблей. Если же приближался враг, то стражи опускали тяжелые заградительные решетки с башен наверху, и потайная гавань становилась для неприятеля недоступной.

Когда столица оказалась перенаселена, изобретательные атланты выстроили новые многоквартирные дома и дополнительные уютные и прохладные обиталища под землей. На тучной почве над своими подземными жилищами люди выращивали плоды и овощи для собственного стола или высаживали изысканные цветы и кустарники. Они прислоняли каменные плиты ко входу в такой дом, чтобы внутри всегда сохранялась живительная тень, и тут же сажали вьюн или дикий виноград, чтобы те своими кудрявыми побегами оплели и скрыли отверстие.

В предзакатные дни Атлантиды богачи из высших сословий жили в просторных и красивых поместьях с обширными садами. Жилые покои, обставленные немногочисленной, но дорогой мебелью, были выстроены вокруг внутреннего двора, так что все помещения прекрасно проветривались. Чтобы в этих наполненных свежим воздухом покоях жилось еще приятнее, их владельцы разбивали в саду чудесные фонтаны, струившие благоуханную воду в мраморные водоемы, и повсюду высаживали диковинные растения и цветы. Зажиточные атланты нанимали мастеров, искусных в обработке бронзы, серебра, золота и драгоценных камней, чтобы те украсили их внутренние дворики натуралистичными изображениями деревьев, растений, насекомых и животных. И вот на золотых цветочных чашечках сидели серебряные бабочки и мотыльки, а жуки из слоновой кости карабкались по бронзовым стебелькам и веточкам. Иногда для забавы они выковывали металлических пестрых птиц, которые двигали крыльями и высовывали язык, или механических обезьянок щелкунчиков, разгрызавших зубами настоящие орехи.





Copyright 2000-2017 Акиншин Петр

Все пожелания и предложения отправляйте на e-mail

404